Мы обречены: “Налог на Google” или очередная провокация

Мы обречены: “Налог на Google” или очередная провокация

Летом 2016 года в России был принят закон о «налоге на Google» (он же Федеральный закон от 03.07.16 г. № 244-ФЗ). Он обязал иностранные компании, которые занимаются на территории России продажей электронного контента и услуг через Интернет, выплачивать наравне с российскими компаниями НДС в размере 18%.

Под продажей на территории России следует понимать следующее: место жительства покупателя или место нахождения банка, в которым открыт счет покупателя, используемый для оплаты услуги, — Российская Федерация или международный код страны телефонного номера, который покупатель использует для приобретения и оплаты услуги, — российский.

Иностранная компания должна встать на учет в налоговом органе РФ, после чего ей предоставляется доступ к личному кабинету налогоплательщика. Это значительно упрощает процедуру уплаты налога для иностранных представителей.

Принят этот закон был, как обычно, с благими намерениями. Хотели уравнять возможности российских и иностранных компаний. Российские чиновники решили, что это сбалансирует силы и породит здоровую конкуренцию на рынке.

Закон вступил в силу 1 января 2017 года.

Звучит хорошо, но это не поможет

Начать можно с того, что НДС — это налог, которым облагаются производства и потребители внутри страны. Условно, если вы живете в России и покупаете сервер здесь же, то вы должны заплатить государству 18%. А если место вашего проживания, к примеру, — Франция, то никакому налогообложению вы не подлежите, ведь фактически вы приобрели товар «на экспорт». Отсюда существующее Tax Free для иностранцев.

Так что вообще идея обязать иностранные компании платить внутригосударственные налоги кажется абсурдной.

Но это еще полбеды. Вторая проблема возникает на этапе реализации закона. Но к этому мы, впрочем, уже привыкли после историй с «пакетом Яровой» и законом «О персональных данных».

Взимать НДС с производителей физических товаров легко. В случае неуплаты налога вы можете просто не пропустить товар на границе. Эту ситуацию можно отследить. Но что делать с производителями электронных услуг? Не можете же вы, в самом деле, проконтролировать всех в мире поставщиков тех или иных электронных услуг? Даже, если вы попытаетесь это сделать и будете принимать карательные меры в отношении злостных налогонеплательщиков, то, скорее всего, вам придется заблокировать весь Интернет.

Поэтому уплатить налог на добавленную стоимость в России можно заставить крупных игроков, которые заинтересованы в присутствии на российском рынке, и в услугах которых соответственно нуждаются российские потребители. Ведь, если Apple не уплатит НДС и AppStore заблокируют, пользователь не сможет пойти в какой-то другой магазин и купить приложения там, ведь так? У компании Apple просто не остается выбора.

К таким крупным компаниям можно отнести еще и Google, Microsoft… Они, кстати, как и Samsung, Netflix и другие уже зарегистрировались в кабинете налогоплательщика.

А мы сами с усами

И вот работал себе «налог на Google» спокойно несколько месяцев, как вдруг стало известно, что в МинФин с запросом обратилась некая российская компания (какая — не уточняется), которая пользуется иностранным софтом в Интернете на основе лицензионного соглашения. В МинФине посовещались и пришли к выводу, что, хотя предоставление прав на ПО через Интернет (а не на материальном носителе) и считается электронной услугой, но этот кейс попадает под статью 149 НК, которая освобождает от уплаты НДС операции по передаче прав на использование результатов интеллектуальной деятельности по лицензионному договору.

Теперь возникает опасение, что российские компании будут переводить свои сайты за рубеж, чтобы избежать «налога на Google». Всех, кто за них переживает, можем успокоить: они делали это раньше, еще до принятия закона. А теперь у нас есть закон «О персональных данных», так что «переехать» не получится.

В целом, решение освободить от уплаты налога организации, которые используют через Интернет иностранный софт, нам кажется логичным. Впрочем, таким же логичным, как бы нам показалось и непринятие вовсе закона о «налоге на Google».

На абордаж

Наша главная проблема заключается в том, что государство у нас — патерналистское. И подавляющая часть принимаемых законов запрещающие. Вспомните навскидку какой-нибудь свежий закон, который бы что-нибудь разрешил?

Так вот, если перед российским МинФином действительно стояла благородная цель помочь российским компаниям оставаться на рынке конкурентоспособными, то экспертам следовало бы не пытаться вынудить иностранные компании, коих бесчисленное количество, платить по какой-то непонятной причине в России налоги, а снизить ставку НДС для российских компаний. Или вовсе налог отменить.

Тогда внутренние производители смогли бы сэкономленные средства потратить на развитие. В результате, выпустили бы на рынок более качественный продукт (или услугу). Выросли бы продажи. И государство, в конечном счете, осталось бы в выигрыше, потому что помимо выплаченного налога получило бы развивающуюся отрасль. В результате такого стимулирования экономического роста мы бы получили конкурентоспособные на мировом рынке компании и, соответственно, приток капитала из-за рубежа. И вот тогда можно было бы обязать выплачивать налог уже иностранных потребителей при покупке российских электронных услуг. Ну, и кто бы тогда вообще обратил внимание на наш налог на добавленную стоимость? А сейчас получается, что «налог на Google» ложится на плечи наших же граждан, поскольку стоимость товаров и услуг иностранных ИТ-компаний на российском рынке, очевидно, возрастет.

Статью подготовила

Диана Кочиева

Диана Кочиева

Понравилось? Поделись!

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *