Российский сетевой форум

Российский сетевой форум

22 ноября в event-холле “ИнфоПространство” в рамках российского сетевого форума обсудили главные тенденции развития отрасли: поговорили об инфраструктуре, о сетевой виртуализации (NFV, VNF, все как мы любим) и, конечно, не забыли про импортозамещение (куда ж без него?). Из множества интересных презентаций мы решили обратить ваше внимание на выступление Юрия Шемчука, директора по маркетингу компании СТРИЖ Телематика, который вышел к аудитории с громким и убедительным: “Машинам нужен свой Wi-Fi”. Потому что, как вы уже поняли по предыдущим публикациям, мы верим в будущее интернета вещей (IoT).

Юрий Шемчук

Юрий Шемчук, директор по маркетингу, СТРИЖ Телематика.

“Для нас, как для компании, специализирующейся на разработке оборудования, интернет вещей — это целая концепция дистанционного взаимодействия различных устройств и сенсоров через интернет в любое время и в любом месте”.

Пока большинство из нас увлечены обсуждением возможностей и перспектив развития IoT и IIoT (промышленного интернета вещей), компания СТРИЖ на практике решает вопросы оперативной передачи данных между устройствами в рамках беспроводной сети. Это значит, что предлагаемые ими решения в равной мере актуальны и для “умного дома”, и для SMART-factory, и даже для целого неглупого города.

Свой доклад Юрий начал с исторической справки: первым об интернете вещей как таковом заговорил еще в 1999 году Кевин Эштон, сотрудник Массачусетского технологического института. Тогда, 17 лет назад, на одной из рабочих встреч Кевин предложил оснастить некоторые приборы радиометками. Такое внедрение предполагало в дальнейшем возможность передачи информации о состоянии устройства через интернет в необходимую точку. Этот подход, по мнению Эштона, позволил бы принципиально изменить “систему управления логистическими процессами в компаниях”. Что это значит на практике, Юрий пояснил чуть позже.

Для чего нужен интернет вещей

Рис. 1. Для чего нужен интернет вещей? Слайд из презентации Юрия Шемчука

Вообще, словосочетание “интернет вещей” сегодня многие используют как заклинание успеха, не слишком задумываясь о значении термина. Где он, этот интернет, начинается? Где заканчивается? Как связан с “интернетом людей”? У многих (например, у меня) концепция IoT ассоциируется с любимым мною сериалом “Черное зеркало”, где показано, что у нас с кофеваркой могут быть такие тесные отношения, что страшно становится! Можно подумать, что она — моя лучшая подруга: помнит, во сколько я пью кофе и какие тосты предпочитаю. Последнее ей, возможно, без надобности… Она же кофеварка. Хотя, постойте! Она может передать это сакральное знание тостеру. Примерно так это и работает в рамках концепции “умный дом”.

Как верно подметил Юрий, интернет вещей для нас — это история про то, что холодильник пишет мне в фейсбуке: “Клюква испортилась”. Хочется внести поправку: он должен писать мне заранее о возможной проблеме, чтобы я могла принять меры. Иначе чем он отличается от обычного сетевого тролля? Только настроение портит, сволочь!

Холодильник и стиральная машина троллят хозяйку (или хозяина)

Рис. 2. Холодильник и стиральная машина троллят хозяйку (или хозяина). Слайд из презентации Юрия Шемчука

Но давайте отложим в сторону мечты о том, что холодильник вообще как-то может помочь мне, женщине, преодолеть свое одиночество. Ведь, чтобы позволить сказке войти в твою жизнь, нужно перестать требовать все и сразу. Каковы же реальные, краткосрочные перспективы развития концепции IoT по мнению нашего героя?

Допустим, по условию задачи мы имеем один мусорный контейнер. Со встроенным, разумеется, датчиком, который передает на сервер показания об уровне заполненности емкости. Дальше информация уходит к водителю мусоровоза. В зависимости от принятых данных выстраивается маршрут движения автомобиля, полупустые баки исключаются из плана. Датчики на дорогах информируют водителя о возникновении пробок, и система предлагает ему пути объезда. А встроенные в сам мусоровоз устройства скажут заранее о том, что нужно пройти ТО. Все это в совокупности и представляет собой единую систему, которую мы называем “умный город”. Когда она окончательно захватит наш мир, “жить мы будем уже по-другому”, — обещает Юрий.

Посчитали будущее: 7 штук в одни руки

Бытует мнение (Юрий ссылается на материал CNews), что к 2020-му году число smart-устройств на планете превысит 57 миллиардов. Это означает, что на одного жителя планеты в среднем будет приходиться 7 умных приборов. И, с поправкой на неравномерное развитие стран, у одного европейца через три года будет порядка 20 “интернет-вещей”.

Это, как мы понимаем, цифра достаточно большая. И, если с разработкой самого оборудования проблем не возникает, то вопрос подключения умных устройств к интернету стоит остро. Собственно, именно этот вопрос и сдерживает сейчас развитие интернета вещей (на самом деле — не только, но об этом — в следующих материалах).

Почему не сегодня?

В своем докладе Юрий использовал метод доказательства от противного: мы порассуждали, можно ли применить уже существующие сети при реализации концепции IoT. И вот, что получилось.

  1. Проводное подключение. Использование кабелей в условиях движения прогресса в сторону беспроводных сетей, как минимум, странно. И потом, множество девайсов, очевидно, будут находиться вдали от каких бы то ни было объектов инфраструктуры, а значит, подвести к ним провода не представляется возможным. Попробуйте подключить кабель к дрону. Или к машине без водителя. Да черт с ним! Даже просто к “умным часам” подключите кабель и пойдите на работу. Что, не пускает поводок? То-то!
  2. Wi-Fi. “В любое время и в любом месте” — это девиз, который озвучил Юрий для интернета вещей. Беспроводное соединение имеет весьма ограниченную дальность действия, а наши умные устройства, предположительно, будут разбросаны на огромной территории. Для того, чтобы обеспечить их работу с помощью Wi-Fi, нам понадобится колоссальное количество роутеров.
  3. Сотовые сети. Сложность использования изначально заключается в том, что разработаны они были для обеспечения голосовой коммуникации между людьми. Их главное преимущество — широкий канал. Но будет ли это достоинством в случае с интернетом вещей? Ведь такой канал передачи данных предполагает высокое энергопотребление. Обычный смартфон разряжается за двое суток, и мы имеем возможность восстановить его жизнеспособность. Если мы говорим о такой ситуации в контексте использования датчика, то постоянная его подзарядка видится нецелесообразной. Более того, в широком канале связи умное устройство вообще не нуждается, поскольку передает минимальные данные пакетами несколько раз в сутки. Тут нужно сделать оговорку: Юрий говорит исключительно с позиции решений, предлагаемых компанией СТРИЖ. Допустим, датчики температуры должны передавать данные только в том случае, если показатели выходят за пределы нормы. Но, очевидно, это утверждение не работает для устройств, использование которых предполагает постоянную передачу данных, например, для камер наружного наблюдения. Вернемся к сотовым сетям. По мнению докладчика они не имеют должной проникающей способности, а ведь наши умные девайсы будут установлены в том числе в подвалах, куда сигнал просто не поступает. Идем дальше, сотовая сеть тяжело масштабируется — она не предполагает одновременного подключения большого количества устройств, а при полном внедрении интернета вещей в нашу жизнь счет идет на миллионы. В целом, инфраструктура, заточенная под сотовую сеть, получается дорогой и, как следствие, повышается абонентская плата для клиентов. А, напомню, к 2020 году на одного человека приходится 20 девайсов. Затратно, не правда ли? Разве что Великобритания и Япония успешно внедрят пятое поколение сетей мобильной связи. Но это будет уже другая история.

Итак, что у нас в сухом остатке? Ныне существующие технологии не предполагают общение машин между собой. И идея создать глобальную сеть машин на основе проводного соединения в условиях мобильности всего и вся звучит абсурдно.

Сотовые сети сегодня тоже не готовы справиться с потоком данных, который производят умные устройства. А до 2020-го года еще далеко…

Методом исключения получается, что Юрий прав: “Машинам нужен свой Wi-Fi”.

Никогда не сдавайся

Итак, машинам нужен свой Wi-Wi. Особенный. В компании СТРИЖ считают, что для решения задачи построения интернета вещей здесь и сейчас подойдет технология LPWAN — энергоэффективная сеть дальнего радиуса действия.

LPWAN как это работает

Рис. 3. LPWAN: как это работает. Слайд из презентации Юрия Шемчука

Вы заметили, что в жизни обычно происходит следующим образом: если человек наделен способностями в какой-то одной сфере, то во всем остальном он “прихрамывает”? Мир машин работает по такому же принципу. Разработчики компании СТРИЖ взяли и сузили канал связи. В результате этих манипуляций была получена высокая дальность (от 10 до 50 км) и повышена энергоэффективность канала. А это именно то, что необходимо для здорового функционирования концепции IoT.

LPWAN имеет большую емкость канала: на одну станцию можно принять более двух миллионов устройств. Другими словами, обеспечить покрытие небольшого города. Недостатки сотовых сетей (малая масштабируемость, низкая проникающая способность, высокая стоимость) — учтены, выводы — сделаны, и все работает как надо. По крайней мере так утверждают в СТРИЖе. Архитектура LPWAN, действительно, напоминает устройство сотовых сетей, за тем лишь исключением, что работает новая технология на протоколе, разработанном инженерами компании.

Экономический эффект

Интернет вещей позволит изменить бизнес-модели целых отраслей, например, логистических компаний или уже упомянутых в тексте коммунальных служб. Вспомним Uber: клиент и водитель получили возможность общаться напрямую, без посредника в лице диспетчера. И определять привлекательность заказа для того или иного водителя стало проще, с помощью функции геопозиционирования. Все это привело к существенному снижению цен на услуги такси. Концепция IoT в самом ближайшем будущем будет работать по такому же принципу. Это к разговору об Эштоне и его обещании изменить систему управления логистическими процессами в компаниях. То есть таксисты просто останутся без работы, поскольку управлять машинами будут компьютеры, ориентируясь на показатели многочисленных внешних и внутренних датчиков. Volkswagen уже вовсю работает над этим. И не только они.

Заключение

Всякий раз, когда мы слушаем или говорим об интернете вещей, мы с полными штанами восторга ждем, когда эта концепция полностью завоюет рынок. Юрий и другие СТРИЖи обнадежили: счастливое будущее не за горами.

“Интернет вещей — это гетерогенная среда, в которой устройства общаются между собой и человеком; и эта среда существует как отдельный живой организм”.

В итоге в интернет вещей я поверила гораздо больше, чем в мужчин. И пусть лучше мне по ночам сообщения пишет, в самом деле, заботливый холодильник, чем непутевый инженер.

Статью подготовила

Диана Кочиева

Диана Кочиева

Понравилось? Поделись!

Комментарии (2)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    • Олег
      27.12.2016
      в 10:48

      Нашел свежую инфу, что основатели Стрижа Ахмадишин и Бакуменко прекратили поддержку бренда и технологии. Кто-нибудь в курсе, что у них вообще происходит?

      • ATLEX.Ru
        Ilya Stechkin
        28.12.2016
        в 15:04

        Олег, спасибо за идею! Мы обязательно поработаем с вашим вопросом. Ждите продолжение истории в начале 2017 года.